Год Нисанов замешан в избиении адвоката?

Бракоразводное дело, за которое взялся тогда еще адвокат Эльман Пашаев, закончилось для него, по собственным словам, побоями, причем со стороны одного из богатейших людей страны. Вскоре про юриста написали «Известия», где тот обвинялся в шантаже и мошенничестве. Именно эту публикацию, исчезнувшую с сайта газеты к концу процесса, Пашаев отправился оспаривать в суд, требуя 20 млн руб. за поруганную честь. Ссылался он при этом на клиентов из Америки, которые, почитав «Известия», больше не хотят иметь с ним дело.8 сентября прошлого года Галина Васильева заключила с адвокатами Эльманом Пашаевым и Анной Бутыриной договор на представление своих интересов в деле о разводе с ее супругом – Михаилом, заместителем гендиректора гостиница «Рэдиссон-Славянская». Первое заседание состоялось 2 октября 2014 года у мирового судьи участка № 248. При этом в период с 11 по 26 августа, согласно документам, Васильева вместе со своим супругом находилась в Монако на отдыхе. Бизнесмен был удивлен, когда узнал об исковом заявлении супруги, так как «причин для развода не видел». Мировым судьей был назначен срок примирения для супругов до 24 декабря текущего года.

По словам Пашаева, это дело и его последствия послужили поводом для его собственного обращения в Симоновский районный суд Москвы 17 октября с иском о защите чести и достоинства к Васильеву и газете «Известия». Дело в том, что после судебного заседания юристу позвонили и предложили вместе с Бутыриной подъехать на переговоры об условиях потенциального мирового соглашения между супругами. Коллега была в тот день занята, и Пашаев поехал один.

Встреча, по изложенным в иске воспоминаниям Пашаева, была назначена в офисе ТЦ «Европейский», где его ждал Васильев в компании Года Нисанова, совладельца этого торгового центра. Состояние Нисанова на 2014 год Forbes оценивал в $3,6 млрд, он занял 31-ю строчку в списке богатейших бизнесменов России. Кроме того, журнал подчеркивал, что друг семьи миллиардера – Ильгам Рагимов – «учился на одном курсе с президентом Владимиром Путиным и до сих пор с ним дружит».

Пашаеву предложили «выйти из сделки за приличное вознаграждение», а после отказа в комнату были приглашены охранники, которые, как рассказывал юрист, скрутили его и поставили на колени. Нисанов и Васильев по утверждениям Пашаева лично избивали его, а затем Нисанов обратил внимание жертвы на фото, где его награждает медалью Владимир Путин. Предприниматель якобы указал, что у него есть «крыша» над головой, а потом пообещал: если Пашаев расскажет что-либо о произошедшем, то «не останется в живых». Далее адвоката, по собственным словам, еще два часа держали связанным и в какой-то момент хотели подбросить наркотики, но передумали. После инцидента Пашаев зафиксировал побои и обратился в СКР, администрацию президента, прокуратуру Москвы и адвокатские палаты – в московскую и краснодарскую. Судьба обращений остается неизвестной.

15 октября 2014 года, то есть спустя примерно две недели после описанного Пашаевым случая в «Европейском», на сайте газеты «Известия» была опубликована статья (в настоящее время удалена, но копия сохранилась в архивах интернета), написанная со слов Васильева и, как это позже сформулирует представитель бизнесмена, «по его рекомендации». В тексте Пашаев обвиняется в шантаже, там же говорится, что «фамилия Пашаева не раз всплывала в скандальных и даже криминальных историях».

Сам Васильев в статье сказал о предполагаемом избиении следующее: «Это чистый шантаж и давление. Мне даже не хочется комментировать этот абсурд». В тексте говорилось, что предприниматель направлял в адрес Краснодарской палаты адвокатов жалобу на «недостойное поведение Пашаева». Васильев предположил, что адвокат оказался около его супруги не случайно – «он стал проявлять повышенный интерес к нашим активам и имуществу». По словам замгендиректора гостиницы, после того, как его супруга узнала о сомнительном прошлом юриста, она 30 октября отозвала доверенность на ведение дела. Васильев указал и на то, что статус адвоката Пашаева был прекращен Московской палатой еще с 2011 года. Сам Пашаев писал в исковом заявлении, что имеет удостоверение № 4981, выданное ему 26 февраля 2013 года в Управлением Министерства юстиции РФ по Краснодарскому краю (24/4553). В самой палате «Право.Ru» объяснили, что Пашаев лишен статуса адвоката 31 октября 2014 года, спустя две недели после подачи иска.

Согласно иску, Пашаев требовал от ОАО «Газета «Известия» публикации опровержения статьи и возмещения морального вреда, причиненного материалом, размер которого юрист оценил в 10 млн руб. Аналогичную сумму он хотел получить и с Васильева.

Дело начал рассматривать 26 ноября судья Хызыр Муссакаев. Тогда неназвавшаяся представитель Васильева заявила ходатайство об уточнении исковых требований. Судья согласился и предложил заявителю «конкретно описать, что именно порочит честь», а через некоторое время вновь обратился к истцу.

– На досудебной подготовке я просил вас доказать факт распространения порочащей информации. Вы принесли?

– Да. Все, что предоставлено, написано моими оппонентами, – сказал Пашаев. – Кроме работы в Москве и в Краснодарской коллегии адвокатов, я работал в Америке, в Лондоне. Я получил письмо от американских коллег, которое сулит мне потерю гонораров, сотен тысяч долларов.

– Пашаев, подождите, мы еще не по существу говорим, – остановил Муссакаев.

– Из Лос-Анджелеса я получил письмо, прошу приобщить перевод, – все равно продолжил Пашаев, который зачитал строки из электронного письма. Суть сообщения в том, что директора некой юридической компании сетуют на недоверие клиентов к Пашаеву, возникшее после публикации в «Известиях». «Клиенты восприняли это как знак не работать не только с вами, но и с нашей фирмой, – цитировал юрист. – Пока вопрос с публикацией в газете не решится, мы не будем давать вам клиентов. Нам очень грустно об этом писать».

На следующее заседание 5 декабря истец принес заверенный нотариусом документ, подтверждающий публикации на сайте. Исковые же требования после уточнения не особо изменились: Пашаев посчитал, что его порочит и мнение Васильева, и абзацы между комментариями о шантаже, и его личный комментарий, приведенный в статье.

Финальное заседание состоялось 17 декабря. Слушание началось с заявления Пашаева о том, что в прошлом он сам был журналистом и лучше «Известий» знает, как писать подобные статьи. «Обычно журналисты спрашивают других лиц, соответствуют ли действительности представленные одной стороной сведения», – утверждал юрист. Однако представители газеты не согласились с тем, что необходимо было советоваться с Пашаевым при публикации мнения Васильева.

– Чем вы доказываете факт распространения порочащей информации? – пошла ва-банк юрист «Известий» Елизавета Худякова.

– Вот так! – победоносно воскликнул истец. – Это говорит о том, что юридическая компетенция у вас хромает. Мы сразу в день первого заседания заверили публикацию на сайте нотариусом. Потому что потом она сразу исчезла.

– Вы знаете, что после поступления дела в суд нельзя ничего заверять нотариусом? – парировала представительница ответчика.

Пашаев не стал реагировать на эту реплику, а Худякова спросила, разговаривал ли с ним корреспондент. Истец подтвердил факт звонков: «Да, но мы договаривались об интервью, а потом журналист пропал, и вышла статья с моим искаженным комментарием». Юрист зачитала отрывок из статьи:

– «Васильев пригласил меня, чтобы обсудить мировое соглашение… – сказал Пашаев», – это правда?

– Он не мог меня пригласить, я не знаю его лично, – сделал неожиданное заявление истец. – Его супруга Галина Васильева отказалась от нашего договора 30 октября 2014 года. Можно прослушать запись разговора с ней: она сказала, что ее прессуют люди Нисанова и сам муж.

– Что значит – прессуют? – уточнила Худякова.

– Оказывают давление, – растолковал Пашаев.

Потом истец рассказал, что когда «начали давить и на Краснодарскую адвокатскую палату», то он сам пришел туда 23 октября 2014 года и написал заявление об отказе от статуса адвоката. «По собственному желанию», – повторил он. Худякова усомнилась в причинах, а затем поинтересовалась:

– А моральный вред вы чем обосновываете? Что-то типа опущенного бюджета?

– Если ответчик не понимает, чем обосновывается моральный вред, то суд понимает, – вмешался судья Муссакаев, который ранее не вмешивался в спор.

Позицию ответчика взялся дополнить второй представитель «Известий» – Александр Манько. Он сказал, что сам факт распространения информации не доказан, а мнение Васильева о шантаже со стороны Пашаева опровергнуть невозможно. «Вообще это даже как-то неэтично – просить 20 млн руб. компенсации за публикацию мнения человека», – размышлял Манько.

– В чем неэтичность? Это фраза журналиста – «некоторые из его клиенток обвиняли адвоката в шантаже»? – горячился Пашаев.

Ответчики замешкались в поисках данной строчки в статье. «У вас будет возможность, чтобы подсказывать друг другу», – не унимался истец. «Господин Пашаев, успокойтесь. Мы пытаемся найти документы», – отвечали представители «Известий».

Судья улыбался и молчал.

– Вы два раза лишены статуса, что тут отвечать… – не растерялась Худякова.

– Ответили как ответили. Не могут они предоставить доказательств, – успокоил истца судья и дал слово представителю Васильева.

– Не может быть доказан факт распространения. А вот факт его конфликтов с известными людьми, связанными с бракоразводными процессами, известен, – вещал юрист Илья Сидоров. – Есть зерно, и есть плевелы. А то, что наращено на зерне, – это уже мнения, которые оспаривать невозможно.

Сидоров согласился с другими ответчиками, что исковые требования не подлежат удовлетворению. Пашаев, в свою очередь, пояснил, что если бы Васильев лично извинился перед ним за сказанные слова, то он бы и не подавал в суд. Истца особенно оскорбила фраза в статье о том, что «Пашаев начал проявлять особый интерес» к имуществу супругов. Хотя, по его мнению, обещанный супругой Васильева гонорар в $100 000 был достаточной платой за его услуги. Никаких намерений на приобретение чужого имущества у него не могло и быть. Потом истец попросил отложить дело до приглашения в суд его коллеги – адвоката Бутыриной – для подтверждения факта его избиения, но ответчики посчитали это требование необоснованным. Судья отказал в ходатайстве и ознакомился со статьями о Пашаеве из других источников.

– «Аргументы недели»: «Эльман Пашаев утверждает, что с ним расправились из-за победы в суде», – зачитал Муссакаев.

– «Он посадил «черного риелтора», мне же угрожали жестокой расправой. Только благодаря Эльману я жив» – это говорит некий Андрей К. в публикации на сайте, – пробежался глазами по тексту судья.

– Да, я тогда посадил этого «черного риелтора» Адылову. А оппоненты пишут обо мне плохо – это нормально, – гордо заявил юрист. – Радует, что газета [«Известия»] хоть суда боится. Сразу ведь удалили статью. Я знаю, кто их там всех крышует, это однокурсник Путина. Если он думает, что напугает меня и я уеду, то он ошибается.

Представители «Известий» ответили репликой: «Мы – независимая газета, по заказу ничего не пишем», а истец после этого оставил требования только к Васильеву, так как статья и так уже была удалена с сайта.

Напоследок Пашаев решил поделиться с присутсвующими своими планами на компенсацию в случае ее получения: «выигранные в суде» деньги пообещал отдать детям-сиротам, «которым они нужны больше». Однако планам юриста сбыться было не суждено – суд отказал в иске в полном объеме.

Источник:   https://pravo.ru

Об авторе

prestupnik.net

Просмотреть все сообщения