Максим Яковлев: похищение бизнесмена и тамбовский отряд

С момента таинственного похищения миноритария Кировского завода, бизнесмена Максима Яковлева прошло уже три месяца. Но за это время никакой обнадеживающей информации о его местонахождении от силовых ведомств не поступало. Зато в геометрической прогрессии множатся слухи. Один из них кажется вполне правдоподобным — исчезновение бизнесмена является следствием давнего столкновения с интересами генерал-майора ГСНБ Киргизии Артура Медетбекова.

Пропавший бизнесмен, несмотря на свою успешность и весьма солидное состояние, хорошим расположением среди коллег по бизнесу не пользовался. Напротив, у Максима Яковлева на момент исчезновения было немалое количество недоброжелателей, причем не только в России. О том, что у босса были высокопоставленные враги, знали даже сотрудники его компании «Полиграфоформление». О том, как у Яковлева складываются отношения с бизнес-кругами Северной столицы, могли бы, пожалуй, рассказать обитатели элитного дома по адресу ул. Благодатная, 24. Но такого уровня предприниматели, если уж и делятся своими наблюдениями, то исключительно с близким кругом.

Напомним, совладелец Кировского завода и владелец холдинга «Полиграфоформление» Максим Яковлев пропал на территории Абхазии, будучи якобы похищенным ночью 20 июня из элитного отеля Afon Resort Hotel, принадлежащего родственникам абхазского миллиардера и мецената Муссы Экзекова. Здесь предприниматель проживал с апреля 2018 года. СМИ упоминали, в частности, что Максим Яковлев поселился в Абхазии, чтобы обойти закон о статусе валютного резидента и не отчитываться потом перед государством о своих заграничных счетах.

Сведения же о самом бизнесмене весьма противоречивые. Сотрудники «Полиграфоформления», например, считают его скромным и трудолюбивым руководителем, которые избегал публичности. В других кругах его знали как представителя экономического крыла «Тамбовского» ОПС с большим опытом рейдерства. Тем не менее сейчас среди его главных оппонентов называют генерального директора Кировского завода Георгия Семененко, с которым Яковлев воюет уже 9 лет.

Георгий Семененко

Георгий Семененко

Вторая группа недоброжелателей — бывшие партнеры по полиграфическому бизнесу из Киргизии, среди которых выделяется фигура генерал-майора КГБ СССР, а затем ГСНБ Киргизии Артура Медетбекова. По остаточному принципу среди «проблемных» зон Максима Яковлева можно назвать и историю с корейским бизнесом, который источники иначе как «коммерческой сектой» не называют. По некоторой информации, корейские коллеги пролоббировали получение Яковлевым некого крупного кредита (якобы под залог оборудования «Полиграфоформления»), который возвращен не был. Источники говорят, что кредит был взят у полукриминальных корейских боссов.

Кировский завод

История конфликта Максима Яковлева с генеральным директором Кировского завода Георгием Семененко уходит корнями в середину 2000-х. Именно тогда член совета директоров Кировского завода Максим Яковлев подал иск к предприятию в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области с целью узнать, кто является истинным бенефициаром завода. В своем исковом заявлении он требовал предоставить ему списки лиц, участвующих в годовом собрании акционеров и другие документы.

По понятным причинам руководству завода это было не нужно. Еще тогда ходили упорные слухи о том, что предприятие через банк «Россия» принадлежит братьям Ковальчукам, которые планировали завладеть контрольным пакетом акций завода, чтобы потом использовать его огромные площади под девелоперские проекты. Общая площадь принадлежащих заводу земель составляет 1 млн квадратных метров — плюсуем к этому выход к Финскому заливу, продаем под застройку ЖК и получаем миллиардную прибыль. К тому же способы приобретения земли в сегодняшних реалиях могут быть разные, к примеру, через офшорные структуры.

Слева: Максим Яковлев

Ведь речь идет о нескольких десятках миллионов долларов. Конечной целью всей этой истории являются все те же акции Кировского завода. И если похищение все же имело место, а не было ловкой инсценировкой, то, возможно, через некоторое время выяснится, что бизнесмен уже мертв или его держат в плену только из-за акций. На эту же мысль наводит и появление неких уроженцев Чечни, которые хотят получить позицию в рядах руководства стратегически важного предприятия, которым является Кировский завод. Правда, акции — цена его жизни, но отнюдь не гарантия, ведь его подпись или согласие родственников на «участие в поисках» вполне могут означать, что предпринимателя найдут. Только уже неживым. Именно поэтому у силовых структур до сих пор нет внятного ответа на вопрос — что же действительно случилось с Максимом Яковлевым.

Источник:   http://www.mzk1.ru

Об авторе

prestupnik.net

Просмотреть все сообщения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *