«Росатом» вызывает пристальное внимание: схемы и симахины

Северный морской путь уже отошел госкорпорации «Росатом». Теперь атомное ведомство переписывает на себя и гидрографию: отгребает у Министерства транспорта и Росморречфлота ФГУП «Гидрографическое предприятие». В его составе — 8 гидрографических баз, арктическая гидрографическая экспедиция, картографическое производство, арктическая лоцманская служба и 12 судов.Еще Росатом обещает к 2020 году построить 3 ветропарка по голландской технологии. Госкорпорация собирается заниматься утилизацией батареек. И решать мусорные проблемы.

Напомним, что все тот же Росатом обещал к 2010 году сдать плавучую атомную станцию «Академик Ломоносов», к 2014 году построить 26 новых энергоблоков, к 2018 году — сдать 3 новых атомных ледокола, а также замариновать 11 реакторов «чернобыльского» типа (РБМК), которые все еще крутятся на Ленинградской, Курской и Смоленской АЭС.

И пока — все мимо цели: «Академик Ломоносов» строится 12 лет, из 26 заявленных новых энергоблоков сданы 5 (и все они проблемные). Огромная головная боль — новые ледоколы «Арктика», «Сибирь», «Урал». По сути, изготовлены только корпуса атомоходов. И вряд ли атомные исполины смогут выйти из эллингов в ближайшие 2-3 года. Но почему же Росатом занимается ветрогенерацией, подгребает под себя Северный морской путь, «отжимает» гидрографию?

Ведь «10 негритят» Росатома — 10 российских атомных станций постоянно требуют пристального внимания, тем более НС (нештатные ситуации) на АЭС стали возникать подозрительно часто, особенно на новых, захваленных блоках, в частности на Ростовской АЭС, Ленинградской АЭС-2, Курской АЭС-2. Об этом в редакцию The Moscow Post приходят сигналы и от ядерщиков. Так может быть недалеко и до атомной аварии. Об этом сообщает корреспондент The Moscow Post.

Северным путем идете, товарищ!

Тем не менее, Государственная Дума РФ приняла законопроект об управлении Северным морским путем. И объявила Росатом инфраструктурным оператором. Документ закрепляет принцип двух ключей: за Министерством транспорта РФ остается выдача разрешений на плавание по согласованию с госкорпорацией «Росатом». Порядок утверждает Правительство РФ.

На встрече с журналистами новая «метла» Росатома Алексей Лихачев заявил, что сложная дискуссия по Северному морскому пути, наконец, завершилась. И в первом квартале, нового 2019 года, Росатом внесет проекты актов по распределению обязанностей между Министерством транспорта и атомным ведомством.

-Нынешнее руководство Министерства транспорта здраво смотрит на жизнь и понимает, что Росатом будет претендовать не на роль регулятора и контролера, а инфраструктурного оператора, — резюмировал Лихачев. — На базе ледокольных мощностей Росатом готов заниматься и другими вопросами развития Арктики, исходя из поставленной президентом задачи по обеспечению не менее 80 млн. тонн перевозок по Северному морскому пути к 2024 году. Нам нужна навигация нового уровня.

Новый глава Росатома, не атомщик, а «эффективный менеджер» Алексей Лихачев

Напомним, однако же, что в бюджете 2019 — 2021 гг. объем финансов на инфраструктуру Северного морского пути был снижен с 37 млрд. рублей на 24 млрд. рублей по решению Правительства РФ строить еще два новых мощных атомных ледокола модификации ЛК-60.

Атомный ледокол «50 лет Победы» лудили более 18 лет

Но Росатом пока никак не может справиться с прежним заданием — достроить атомоходы «Арктика», «Сибирь» и «Урал». Неужели будет повторение истории с атомным ледоколом «50 лет Победы», который мусолили 18 лет? В итоге «50 лет Победы» превратились в 70!

Макет нового мощного ледокола «Арктика». Есть опасение, что «Арктика» может так и остаться только «макетом»

К слову, глава Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин выступил резко против передачи Росатому бизнеса по утилизации батареек:

-Без детальной проработки и оценки существующей потребности в переработке действительно опасных и токсичных отходов реализация проекта по назначению Росатома федеральным оператором приведет к неэффективному расходованию средств бюджетов всех уровней, а также к повышению тарифов. Комплексы по утилизации химоружия не приспособлены для утилизации кислот и щелочей, а перевозка таких отходов заметно увеличит стоимость обезвреживания. Никакого смысла нет ни в назначении Росатома федеральным оператором, ни в инвестициях — а это 36 млрд. рублей — в создание 7 комплексов.

Глава РСПП Александр Шохин раскритиковал непомерные «аппетиты» Росатома

Правильно, каждый должен заниматься своим делом, а Росатом — атомными делами, поскольку ситуация в отрасли неоднозначная, а на некоторых ядерных объектах — вопиющая, только об этом не пишут российский СМИ.

Фанфары гремят и гремят

На страницах российских СМИ, даже если ползать с лупой или микроскопом, материалов об истинном положении дел в атомной отрасли не найти! Зато материалов о небывалых достижениях государственной корпорации «Росатом»- пруд-пруди! Вот, к примеру Сергей Пикин, глава Фонда энергетического развития сообщает о громких победах Росатома в 2018 году.

-Одно из самых главных событий года — пуск в промышленную эксплуатацию новых блоков на атомных станциях — четвертого на Ростовской и первого на Ленинградской АЭС-2. Далее — сотрудничество с Турцией и договоренности в области «мирного» атома на уровне президентов. Развитие атомного ледокольного флота – тоже яркий результат этого года. Для него, кстати, давно ничего не строили, поэтому швартовные испытания «Арктики»– отличная новость. Кроме того, будет расширена до 5 линейка универсальных атомных ледоколов. Плюс год запомнится физпуском и энергопуском плавучей атомной станции «Академик Ломоносов».

И эта «жвачка» кочует из СМИ в СМИ. Заметим сразу: четвертый блок на Ростовской АЭС сдавался с большим сложностями. Новый ядерный реактор на блоке заглох через 24 часа после включения в «сеть». И также стало известно, что этот «новый» энергоблок строится по чертежам 19729 года. Об этом подробно писала газета «Версия«.

А чего голову ломать? Взяли старые лекала, нарисовали новый энергоблок. А потом еще и премию получили.

Ростовская (Волгодонская) АЭС прославилась проблемами как на втором, так и на четвертом энергоблоке

Такая же непотребная ситуация с первым блоком Ленинградской АЭС-2. Сегодня Росатом всячески скрывает, почему прозвучал сигнал оповещения о ЧП в конце октября 2018 года? Почему энергоблок постоянно «искрит»? Почему на блоке уменьшают мощность? А правду рассказать могут только ядерщики, те, кто трудится рядом с аварийным ядерным реактором или работает на стройке новой АЭС.

И несколько дней назад в редакцию The Moscow Post обратился ядерщик из атомграда Курчатов. Это Дмитрий Сергеевич Симахин. На объектах Росатома работает более 18 лет. Строил атомную станцию «Бушер» в Иране. Сегодня сооружает новый энергоблок на Курской АЭС-2. А рассказ Дмитрия Симахина еще раз доказывает, что на объектах Росатома сам чёрт ногу сломит.

Из жизни «сигнальщика» Симахина

Таких людей в атомной отрасли, как Дмитрий Симахин, называют «сигнальщики». К сожалению, движение «сигнальщиков» не приживается в нашей стране, достаточно вспомнить события, которые предшествовали взрыву на четвертом блоке Чернобыльской атомной станции. Сигналы о том, что на четвертом блоке не все ладно, поступали «куда надо», но реакции не было. В итоге сегодня весь мир все еще расхлебывает последствия страшной чернобыльской аварии.

Скульптура «Мирный атом» на въезде в город Курчатов

К слову, тревожные письма из города Курчатов наша редакция начала получать не вчера, а несколько месяцев назад. И было понятно, что пишет атомщик-профи, который находится в эпицентре неких событий. Редакция The Moscow Post отправляла копии этих писем не только в Администрацию президента, дежурному в пресс-службу Правительства РФ (есть и такая связь для нашего брата -журналиста). Ставили мы в известность также СЭБ ФСБ и Следственный комитет России. Как итог, после серьезных проверок по сигналам из города Курчатов, был снят с руководящей должности начальник строительства Курской АЭС-2 Сергей Генералов. Но тревожные письма идти в редакцию The Moscow Post не перестали.

Но, наконец, человек, который отправлял все эти письма, в последнем послании в редакцию, снял свою «маску», назвав истинное имя — Дмитрий Сергеевич Симахин. Оказывается, атомщику понадобилась помощь, поскольку накануне к нему в квартиру в Курчатове ворвались трое в погонах.

Цитируем письмо Симахина: «Я вам писал под вымышленными именами. И еще и с другого электронного ящика о том, что творится на строительстве Курской АЭС-2. Вспомните, пожалуйста, мои сообщения уже по бывшему начальнику строительства Сергею Генералову . Я прошу у вас помощи. 24 ноября, в субботу, ко мне, в арендованную квартиру по адресу г. Курчатов, Коммунистический проспект , д. 9, кв. (…) без судебного постановления и санкции прокурора, вломились трое сотрудников ОВД «Курчатовский». И насильно отобрали у меня ноутбук и мобильный телефон.

Уходя, один из сотрудников, который представился как майор Черепанов, сказал мне «меньше гадостей будешь про АСЭ (Атомстройэкспорт -ред.) писать». Решился к вам обратиться от безысходности. Я — неместный в Курчатове. Офицеры — начальник ОРЧ ОСБ Курской области и начальник розыска ОВД г.Курчатов хамили мне и говорили, что съемное жилье не считается жильем, а изъятие ест изъятие, хотя я такого следственного действия не знаю. Они оставили меня без связи и возможности работать. Я уверен это заказная акция руководства службы безопасности АО «Атомстройэкспорт». Если это возможно, помогите мне. Я с 1997 года работаю на строительстве атомных станций. Четыре года проработал на стройке в Иране, когда возводили АЭС «Бушер». Трудились в жутких условиях (летом в Иране температура на объекте достигала плюс 50 С). С уважением, Д.С. Симахин».

После сообщений атомщика Дмитрия Симахина был уволен начальник строительства Курской АЭС-2 Сергей Генералов

Забегая вперед, скажем, свой ноутбук и мобильный телефон Дмитрий Симахин получил через несколько дней после того, как редакция The Moscow Post поставила на уши пресс-службу губернатора Курской области Романа Старовойта, а также пресс-службу областного прокурора Алексея Цуканова.

Прокурор Курской области Алексей Цуканов быстро среагировал на происходящее вокруг атомщика Симахина

Обращение редакции было направлено в приемную руководителя СКР, генерала юстиции А.И.Бастрыкина. И именно от следователей СКР и пришла помощь атомщику Симахину. Перед Дмитрием Сергеевичем извинились. И обещали больше не прессинговать. Поэтому Дмитрий Симахин выражает благодарность редакции The Moscow Post за оперативную помощь: » Вы — маги, волшебники. Мне уже все вернули. Спасибо вам за помощь. И теперь я буду писать вам под своей настоящей фамилией. С огромным уважением!»

И вот, еще одна новость от Дмитрия Симахина. По всей видимости, из-за того, что на строительной площадке Курской АЭС-2 заливали бетон сразу с 5 заводов (видимо, искали, где «дешевле»), в гермоплите появились трещины. А гермоплита — это то основание, тот «фундамент», на который ставится энергоблок с ядерным реактором. И теперь, понятное дело, на фундамент в трещинах ядерный «котел» не поставишь. Сколько миллиардов Росатом опять выплюнул в «космос»?

Заливка бетона на Курской АЭС-2

Кстати, пока расследование готовилось к печати, из госкорпорации «Росатом» пришла интересная бумага. Хотя редакция The Moscow Post в госкорпорацию не обращалась! Некие вопросы о ситуации на объектах Росатома были заданы в Администрации президента РФ, поскольку атомная тема — тема государственной важности. Администрация президента потребовала от ГК «Росатом» ответить редакции.

Остается добавить, что атомщик Симахин — не единственный «сигнальщик» нашего издания. Тревожные письма приходят из города Сосновый Бор, где строится Ленинградская АЭС-2. Редакция продолжает получать «сигналы» из Волгодонска, где работает Ростовская АЭС. Еще раньше мы, журналисты, помогали сотруднику госкорпорации «Росатом», инженеру Александру Журавлеву в его противостоянии с топ-менеджерами Росатома.

Журавлев был уволен из Дирекции строящихся плавучих АЭС, но после вмешательства журналистов восстановлен в своей должности. И еще один пример — очень яркий пример, как может измениться судьба человека, ученого-атомщика, который оказался в тюрьме. после вмешательства прессы.

Мы, журналисты, приняли самое активное участие в освобождении из-под ареста доктора технических наук, заместителя директора Физико-энергетического института имени А.И.Лейпунского Сергея Калякина, который попал за решетку по оговору. Сегодня атомщик Калякин уже дома, но в тюрьме ему довелось провести несколько тягостных месяцев.

Известный российский ученый, специалист по реакторам РБМК, доктор технических наук Сергей Калякин попал в тюрьму по оговору

Так правомерно ли то, что госкорпорация «Росатом» вместо того, чтобы тщательным образом отслеживать работу таких важных объектов, как российские атомные станции — а на каждой из них есть свои проблемы, и проблемы нешуточные, начинает заниматься «ветряными» мельницами, утилизацией батареек, прочерчиванием новой «кардиограммы» Севморпути? Может быть, надо остановиться? Оглянуться?

Закончить проблемное строительство новых атомных ледоколов ? По нашим данным, атомный ледокол «Урал» сегодня готов на 18 %, «Сибирь» — на 32 %, атомоход «Арктика — на 56%. До сих пор остается мутным будущее плавучей атомной станции «Академик Ломоносов», которую от греха подальше отогнали из центра Санкт-Петербурга в Мурманск. И на привязи в Кольском заливе ядерный объект с полными» стаканами» ядерного топлива стоит уже более 6 месяцев! Это почти 2 тонны оружейного урана.

10 российских атомных станций — это 36 ядерных реакторов, 11 из которых — напоминаем, «чернобыльского» типа, под названием РБМК.

Десять российскийских АЭС требуют самого пристального внимания, тем более, пока не остановлены самые древние ядерные реакторы «чернобыльского» типа-РБМК

Еще 2 новых реактора ВВЭР-1200 — из поколения 3+, в конструкции которых выявлены недостатки. Но только Росатом опять наводит тень на плетень, поскольку именно ВВЭР -1200 уже наобещали построить не только в Белоруссии, но и в Турции, Египте, Венгрии, Финляндии, Бангладеш. И про аварию с ВВЭР-1200 на шестом блоке Нововоронежской атомной станции в ноябре 2016 года упорно молчим. Об этом инциденте писала «Версия«. Хорошо, что есть такие честные атомщики, как Дмитрий Симахин: они в силах остановить «на ходу» и ядерный реактор. Другое дело — не на всех российских АЭС встречаются симахины.

Источник:   http://www.moscow-post.com

Об авторе

prestupnik.net

Просмотреть все сообщения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *